Leben und Denken reflektieren, interpretieren und diskutieren 23.04.2019
   Start | Praxis | Pressespiegel | Bücher | Referenzen | Links | Impressum |

  

-› Seite Drucken  

Паромщик, связующий
Паромщик, связующий два мира

«В эмиграции может быть творческий момент, если её воспринимать не как провал, а как возможность развития», – поведал нам практикующий философ Маркус Мельхерс, который побывал в гостях у «Рейнской газеты».


Почему у Маркуса нет машины

В наше время человек без мобильного телефона вызывает едва ли не большее подозрение, чем вызвал бы полвека назад обладатель «хэнди». У 39-летнего Маркуса Мельхеса нет не только мобильного телефона и непременного атрибута немецкого бюргера – машины, но и водительских прав. «Несколько раз родители предлагали мне получить водительские права. Я отвечал им – права мне не нужны, а деньги – давайте. Но они подозревали, что я всё истрачу на книги, поэтому я не получил тогда ни прав, ни денег».

Но – заверяет человек в чёрном, как у Генриха Бёлля, берете – телевизор у него есть. Так что не всё потеряно.

По миру Маркус Мельхерс передвигается на велосипеде.

Зачем нам «любомудрие»?

«Относись к этому философски» – по сути дела, замена классическому «Наплюй! Не бери в голову!». Философ представляется нам существом отстранённым, напрочь лишённым связи с реальностью. Чем-то вроде излишне говорливого безумца.

Бесполезность – а значит и бессмысленность философии давно стала общим местом. Действительно: поможет ли «Критика чистого разума» Канта, допустим, человеку, от которого ушла жена? Спасут ли категории Аристотеля смертельно больного? Ничтожное пространство, которое занимает в нашей жизни философия, оставлено ей – кажется нам – лишь из милости. Естественные науки занимают всё большее количество комнат в доме одряхлевшей мамаши – Софии. Общие законы вселенной и её происхождение – сфера физики. Законы человеческого восприятия – прерогатива психологов. Нашими физическими болезнями – с большим или меньшим успехом – занимаются врачи. Психические недуги – дело психиатров. А какова практическая польза философии?

«Как правило, журналистов в первую очередь интересует, имею ли я право заниматься тем, чем я занимаюсь», усмехается Маркус Мельхерс.

Несомненно, вопрос о практической пользе философии занимал и его. Три года назад он нашёл «любомудрию» вполне кокретное применение.

Философ на колёсах

В 1998 году Маркус Мельхерс открыл одну из первых в Германии «философских практик». Слова «открыл» и «практика» не слишком удачны. Во-первых, клиенты не приходят к философу. Он приезжает к ним сам. На велосипеде. Во-вторых, Маркус Мельхерс никого не пытается вылечить. Его задача – помочь человеку создать более или менее устойчивую картину мира. Не ответить на вопросы, а дать возможность ответить на них самостоятельно. Если бы за работой «философа на колёсах» наблюдал посторонний человек, он наверняка решил бы, что перед ним – старые друзья, встретившиеся для того, чтобы поговорить, скажем, о Платоне. Нет привычного антуража кабинета психиатра: два человека ведут неторопливую беседу за рюмкой вина или чашкой кофе.

РОЛЕВАЯ ИГРА: «Беспомощный философ»
Корр.: Один знакомый, известный психолог, пребывал в глубочайшей депрессии. Был, вероятно, на грани самоубийства. Однако не мог себе помочь. То есть оказался сапожником без сапог. Знакома ли вам такая ситуация: Вы совершенно беспомощны, причём в той области, которую знаете лучше всего?
Маркус Мельхерс: Я никогда не чувствую себя беспомощным. Ведь занятия философией в какой-то степени изменяют личность и мировосприятие. Философ более восприимчив к жизни. Мне кажется, благодаря философии я развил способность к любви.
Что касается «философского отношения к жизни», то для меня это способность отличать свои представления от реальности. Поэтому я говорю с клиентами не о ситуации, в которой они оказались, а об их восприятии, об отношении к ситуации

Кое-что о воспалении третьего глаза

«В отличие от психиатра, – объясняет Маркус Мельхерс, – я не смотрю на «пациента» сверху вниз, не давлю на него. Я никого не пытаюсь вылечить, поскольку не исхожу из того, что человек болен. Мы просто ведём вполне равноправный диалог».

Психически больным людям философ вежливо отказывает во время первого – телефонного – разговора.
«Однажды мне позвонил человек, который был страшно взволнован. Он объяснил, что его третий глаз – глаз дракона – в последнее время практически не видит. Он надеялся, что беседа со мной улучшит его зрение. Я объяснил, что не занимаюсь оптикой такого рода».
Мужественно – ведь он мог бы прекрасно заработать на беседах с безумцами – Маркус даёт от ворот поворот клиентам, которые просят очистить квартиру от привидений или изгнать беса, вселившегося в тёщу. Такие люди должны обращаться к психиатру, считает философ, недавно написавший статью об Эммануэле Сведенборге – шведском учёном, большую часть жизни проведшем в беседах с ангелами.

Нянька и переводчик

«По сути дела, во время бесед я даже не философ. Скорее, нечто среднее между нянькой и переводчиком».

В первую очередь Маркус Мельхерс просит собеседника чётко сформулировать мучающий его вопрос. Затем осторожно, стараясь не навязывать своего мнения, подводит его к возможному решению.

РОЛЕВАЯ ИГРА: «Писатель, ставший монадой»
Корр.: Предоложим что я – ваш клиент. В России был довольно известным писателем. Издавал книги, печатался в толстых журналах, выступал. А главное – мог зарабатывать на жизнь литературой. В Германии живу десять лет. Естественно, получаю социальную помощь. Не на завод же идти. То есть ситуация классическая, человек, который что-то собой представлял, оказывается в совершенно иной социальной роли.
Мельхерс: Первое и основное условие – вы выходите из своего улиточного домика и решаетесь поговорить о вашей ситуации. В данном случае – позвонить мне. Затем я задал бы общие вопросы: как вы воспринимаете себя, окружающий мир, людей? Для начала попытался бы обосновать простую мысль: такое «закукливание» может привести только к трагическим последствиям. Нельзя жить, как монада – в понимании Лейбница, невозможно быть самодостаточным. В эмиграции может быть творческий момент, если её воспринимать не как провал, а как возможность развития.
Интересно, что у меня уже был разговор на похожую тему. Клиент – художник из Казахстана – живёт исключительно прошлым. Будущего как бы нет. Оно полностью отключилось.

Утешение философией В шестом веке нашей эры, ожидая смертной казни в тюрьме, римский философ Боэций написал книгу «Утешение философией». «Утешительные» философские книги были популярны в средние века. Задача Маркуса Мельхерса – не утешить несчастных. Он постоянно повторяет: «Я – всего лишь переводчик». Дело в том, что глагол «uebersetzen» означает не только перевод текста, но и переправу с одного берега реки на другой. Недаром журнал, который издаёт Мельхерс для участников организованного им в Бонне «Философского кафе», называется «UeberSetzung» (то-есть не столько «перевод», сколько «переправа»). В этом случае философ – паромщик, связующий два мира, посредник между двумя способами восприятия. Ортега-и-Гассет заканчивает эссе «Почему мы вновь пришли к философии» вопросом: «Почему человек с такой болью переживает своё незнание? Как у него может болеть та часть организма, которой никогда не было?» В этом, кажется, и состоит смысл (а значит, и польза) философии: не ответить на вопросы, но помочь нам задать их.

Антон Тесленко

Маркус Мельхерс
«Смысл на колёсах»
Философские визиты


«Философское кафе»
каждую третью пятницу месяца
в кафе «Kultur Bistro Pauke Life»
Endenicher Str. 43 Bonn
Tel.: 0228/696672
вход свободный


На снимке: Философ Маркус Мельхерс в редакции
Фото Никиты Миртова

      © Sinn auf Rädern/BelKom